Откровения директора АЭС о Фукусимской аварии

Группа японских журналистов была впервые допущена на аварийную АЭС «Фукусима Дайичи» в Японии. Газета «Mainichi» публикует полную стенограмму пресс-конференции с директором станции Масао Ёсидой. Проект AtomInfo.Ru ,опубликовал перевод публикации на русский язык.

Вы впервые говорите с прессой. Прежде всего, что бы Вы хотели сказать японской общественности?

Я хочу от чистого сердца извиниться за те проблемы и неудобства, которая создала руководимая мной атомная станция. Мы получили письма с поддержкой из всех уголков Японии и со всего мира. Особенно ободряет нас поддержка людей из префектуры Фукусима.

Директор аварийной АЭС свою дозу знает

Какая ситуация была самой тяжёлой за весь период кризиса?

Естественно, первая неделя, начиная от 11 марта. У меня не было понятия, что произойдёт следующим, и мы делали всё возможное. Говоря предельно откровенно, мы несколько раз полагали, что умрём.

Расскажите нам об обстоятельствах взрыва водорода на первом блоке и что Вы при этом чувствовали?

Мы услышали «бум» и недоумевали: «Что это?». Мы получили информацию от людей на площадке: «Выглядит так, что первый блок взорвался». Мы слышали звук взрыва третьего блока и видели картинки по телевидению. Мы слышали в нашем штабе звук взрыва на четвёртом блоке, но не могли тогда сказать — был ли взрыв на втором блоке или на четвёртом.

Когда именно Вы считали, что умрёте?

Мы в штабе не знали деталей взрыва на первом блоке. Когда стали возвращаться раненые работники, мы подумали — если взорвался контейнмент, то случился огромный выброс, который накроет всё и ситуация выйдет из-под контроля.

Потом был взрыв на третьем блоке, и мы не могли закачивать воду на второй блок. Мы не видели выхода из кризиса. В наихудшем сценарии мы думали, что расплавление будет быстро ускоряться, выйдет из-под контроля, что станет концом наших дней.

Когда Вы стали думать, что Вы преодолеваете кризис?

После взрывов начались утечки высокоактивной воды в начале апреля, и мы трудились над созданием установок для очистки воды. У нас были трудные времена в июне. Полагаю, что система в целом стабилизировалась в июле или августе.

Каков сейчас статус блоков?

Насколько я могу подтвердить по данным, нет сомнений в том, что блоки стабилизированы. Но это не означает, что они суперстабильны. Мощности доз всё ещё слишком высоки и до сих пор представляют собой угрозу для работников. Блоки стабилизированы до такого состояния, что люди, живущие вокруг АЭС, могут чувствовать себя спокойнее, но работа по взятию кризиса под контроль всё ещё продолжается.

Топливо в реакторах первого и третьего блоков расплавилось. Можете Вы стабилизировать их?

Насколько мы можем видеть из изменений температур в каждой точке измерений, все реакторные установки — не только корпуса реакторов, но и контейнменты — охлаждаются (достаточно), даже если топливо расплавилось. Мы думаем, что блоки были стабилизированы.

Есть ли сейчас какие-то серьёзные проблемы?

Это не проблема сегодняшнего или завтрашнего дня, но проблема в краткосрочной перспективе — дозы, полученные работниками, и ротация людей.

Какую дозу набрали лично Вы?

Я не стану отвечать на этот вопрос, так как это приватная информация. Но я получил определённую дозу.

Как Вы собираетесь дальше справляться с кризисом?

Цель — успешное завершение второй стадии дорожной карты, приведение реакторов в состояние холодного останова. С учётом реальных условий, мы предложим шаги для следующей стадии и будем выполнять нашу работу в интересах населения префектуры Фукусимы.

Страница 1 из 11