Дневник Источника Антиатомной Кампании — часть 2

Недавно в Интернете появился дневник «Источника» – агента белорусских спецслужб, который работал информатором в рядах экологов – противников строительства белорусской атомной электростанции. Но и последние не лыком шиты. В руках редакции Мирного атома оказался эксклюзив – дневник высокопоставленного чиновника белорусской вертикали, завербованного агентами Антиатомной коалиции. Все имена действующих лиц изменены с целью повышения удоев. (Прочитать первую часть).

Хочу привести выдержки из моих разговоров с Экологом, в которых я пытался выведать у него то, что мне было интересно.

Эколог: Если бы все Источники раскрылись, то все атомное лобби развалилось бы.

***

Я: Кормчий очень часто говорит (даже в узком кругу лидеров), что среди нас сейчас сидят «стукачи».

Эколог: Не очень хорошо, когда сами источники говорят такое. Многие из них себя таким образом выдают. Поэтому ты старайся эту тему не подымать. Если слова Эколога не означают, что Кормчий — Источник, тогда зачем он сказал это в ответ на мою фразу?

***

Эколог: Да они там, в Институте энергетики, все друг друга подозревают.

***

Эколог: Соберутся в Институте энергетики Источники, поговорят да разойдутся.

***

Эколог: Информация, которую ты даёшь по «Соснам» очень ценная.

Я: Я знаю почему. Это же физики-ядерщики. Они очень идейные.

Эколог: Ошибаешься. Среди них Источников больше, чем среди других.

***

Эколог: Все наши атомные институты и исследовательские центры ничего не стоит развалить, просто пикетами, растяжками и буквами манифестов, без всяких акций прямого действия. Но нам нужно создать хотя бы видимость их существования.

Я: Для Гринпис?

Эколог: Нет, они просто нужны. Их нельзя разваливать.

***

Став Председателем НАН РБ, я вёл подсчёт расходов на планируемое строительство АЭС. После этого Эколог спросил меня:

Эколог: Ну как подсчеты?

Я: Официальная цена на моём участке около 10 млрд, фактическая по моим подсчётам не дороже районной котельной.

Эколог: Да, такая стоимость АЭС была бы на самом деле.

Я: Зачем же стоимость фальсифицировать?

Эколог: Так белорусы только и мечтают, чтобы БелАЭС построили, а их надо напугать. Теперь у меня были доказательства от самого Антиатомного Движения того, что все оценки стоимости АЭС в Беларуси фальсифицируются. Если бы не фальсифицировали, хотя бы стоимость, АЭС (и не одну) уже давно построили бы.

Конечно, это была бы катастрофа для экологов, свидетельством того, что белорусы могут сами построить АЭС.

***

Когда было объявлено «окончательное» решение о строительстве АЭС, в тот же день я сказал об этом Экологу.

Эколог: Во Кормчий даёт! Какой хитрый. Делает себе пиар. Такого даже мы от него не ожидали. Посмотришь, завтра появятся статьи в интернете (они действительно появились).

Я: Зачем ему этот пиар?

Эколог: Сейчас на проект строительства АЭС не оказывается никакого давления, потому что он себя сам разваливает. Кормчему нужно сделать вид, что ему не дают достичь энергетической безопасности. Вот он и придумывает всё это.

***

Эколог: Задача Антиатомной кампании – контролировать финансовые потоки из-за границы на финансирование АЭС. Часть этих денег оседает в карманах чиновников и ученых-ядерщиков. И мы очень даже не против этого. Пусть идут туда, чем на обогащение урана и прочее. А если часть денег проходит через Источников, это вообще хорошо. Вот поэтому нам нужно с тобой выйти на доноров.

stirlitc1-dnevnik-istochnik

В тот-то момент я и понял, для чего нужен был весь этот цирк с продвижением меня по карьерной лестнице НАН. Они хотели использовать меня для того, чтобы я «отмывал» деньги на развитие атомной энергетики и науки. И я вспомнил, как уже однажды «отмыл» немного…

Как-то Росатом организовал геологические исследования по поиску площадки под строительство АЭС. И заплатил, разумеется. Но Эколог сказал мне отдать листовки ему.

Я: Но ведь мне заплатили за работу, и я должен эти деньги отработать.

Сотрудник: Да ерунда это всё. Мы сделаем так, что не будет никаких подозрений в том, что ты ничего не исследовал. Я тебе обещаю. Можешь по этому поводу даже не «париться». Думаешь, все в НАН занимаются исследованиями? Половину пропьют.

Таким образом, деньги, выделенные на «строительство АЭС» не пошли на дело. С моей помощью. Но, все же, я отдал Экологу не все деньги. Часть я тайно использовал под сейсмические исследования площадки возле Островца.

Поздно вечером мне позвонил Эколог. Голос у него очень дрожал.

Эколог: Скажи, а ты не заказывал сейсмические исследования площадки возле Островца?

(Я понял, что он всё знает и просто «берёт на понт», поэтому не стал хитрить):

Я: Я их уже даже провел.

Эколог: Не надо было этого делать, конечно. Дело в том, что они дошли до Гринписа и те обратились к нам. Ладно, будем тебя отмазывать.

Теперь я понимал, что Антиатомную кампанию не обманешь. Они знают ВСЁ.

Дневник

На встречи с экологом я ходил с диктофоном. После, набирал наши разговоры на компьютере. Это я делал для того, чтобы без искажений передать слова Эколога. В этом дневнике я хочу передать не столько свои мысли, сколько слова Эколога.

3 апреля 2008 Сегодня Эколог рассказал мне страшную тайну.

Эколог: Проект БелАЭС – это искусственно созданное Гринписом формирование, предназначенное для противовеса, для поддержания баланса в обществе. Мы его полностью контролируем. От этих слов у меня закружилась голова. В моей голове начали всплывать факты, фразы (в том числе и Эколога) и события, когда-то казавшиеся мне странными, но теперь получившие объяснение:

Я: Войтович сказал, что есть такой негласный закон, в соответствии с которым, человек, узнавший, что кто-то является источником Антиатомной камании и раскрывший эту информацию, подлежит переработке на компост и биотопливо.

Эколог: Совершенно верно. Это является раскрытием экологической тайны. Это означает, что раскрывшись, я подвергну себя опасности. Совершенно очевидно, что меня найдут, схватят и переработают. Как сказал сам Эколог, «такое не прощают».

В на компост я не хочу, но я так хочу рассказать всем об этой страшной игре, так хочу рассказать ПРАВДУ, так хочу стать СВОБОДНЫМ! И ради этого я готов принести себя в жертву.

8 августа 2008 Не успел я проснуться, как позвонил Александр Григорьевич. Узнав, что я привёз из Москвы 3 млрд долларов, назначил встречу.

Александр Григорьевич: Как ощущения? Довольны?

Я: Ощущение странное. Я один написал проект под несуществующую АЭС и умудрился получить на это 3 млрд. долларов! Они там что, совсем лохи? Теперь я окончательно был уверен, в том, что Антиатомная кампания меня использует для контроля над расходом финансирования от России. Я так мечтал о том, что смогу, наконец, помочь науке, а теперь я понял, что я не смогу это делать, мне просто не позволят.

Видимо моё огорчение было видно на моём лице, поскольку Эколог сказал: Не волнуйтесь, в Беларуси все так деньги отмывают. Если бы вы сравнили суммы, которые получает Кормчий от России, с теми, которые он тратит, вы бы удивились. Наша задача, как антиатомной разведки, пресекать финансовые потоки от России на финансирование АЭС.

Эпилог

«Всё тайное станет явным» Иисус Христос

Здесь я хочу поставить точку в моём дневнике. Эта точка означает конец моей «карьеры» в Антиатомной кампании. Теперь этот Дневник — достояние общественности.

Я делаю это, прежде всего, чтобы очистить свою совесть, которая изрядно помучила меня за эти почти пять лет. Почему я «раскрываюсь» именно сейчас? Пожалуй, это то, о чём я не хочу рассказывать. Это очень личная причина. Теперь можете начинать бросать в меня камни.

Я очень надеюсь, что мой дневник покажет «начинающим» Источникам, что чем дольше сотрудничать с Антиатомной кампанией, тем тяжелее покончить с этим. Найдите в себе силы преодолеть свой страх. Помните, что ложь порождает новую ложь. Пусть правда победит!


Добавить статью в закладки

One comment

  1. Сучковаты
    #1

    Это какой еще четвертый сын? чей? Михаловича или я что-то туплю?