Экстремизм: страна победившего фашизма

Рукописи не горят. Иногда в интернете можно найти результаты журналистских расследований, которые покрыты пылью времени, но если эту пыль смахнуть, то окажется, что в этом прошлом есть немало «ключиков»  к секретам настоящего. Это расследование журналистов «Белорусской деловой газеты» — один из таких материалов.

Краткий очерк истории становления белорусского экстремизма.

В последнее время тема появления русского фашизма в Беларуси стала очень актуальной. О фашистах пишут «оппозиционные» аналитики, о фашистах говорит президент. Но ни один из участников этой полемики, похоже, не догадывается, что фашисты уже давно проникли в высшие эшелоны белорусской власти, где обладают неслыханными влиянием и возможностями. Сразу оговоримся. Речь в этой статье пойдет не о высказываниях белорусского президента по поводу той государственной модели, которую построил Гитлер. И даже не об избиении бойцами РНЕ активистов «Хартии`97». Мы расскажем о вполне конкретной общественной организации, официально зарегистрированной в Министерстве юстиции. Организация эта, к слову, очень тесно сотрудничавшая с РНЕ, объединяла таких людей, как Всеволод Янчевский (ныне — лидер БПСМ), Сергей Дорошевич (ныне — зам Янчевского по идеологии), Юрий Юхнович (ныне — курирует строительство в Госкомитете по делам молодежи) и многих, многих других. Но обо всем по порядку.

ПОД ЗНАКОМ ПРАВЕДНОЙ ВОЙНЫ

Молодежная общественная организация «Прямое действие» была зарегистрирована в белорусском Министерстве юстиции в 1996 году. Естественно, в уставе, поданном в министерство для регистрации, не найти ни одного намека на то, что «Прямое действие» — экстремистская радикальная организация. Положения, изложенные в учредительных документах, являют собой перечень невиннейших и благороднейших начинаний: объединение молодежи, воспитание подростков и т. д. и т. п. Тем не менее ее реальное руководство с самого начала знало, во что выльется вся эта трогательная «забота о молодежи» и предпочитало «не светиться». Первый скандал, которым окружило себя «Прямое действие», был связан именно с фигурой его руководителя. Через несколько дней после регистрации «Прямого действия», в «Знамени юности» появилась довольно путанная статья, в которой повествовалось о создании новой молодежной организации. Говорилось о двух сопредседателях — Вячеславе Фрольцове и Всеволоде Янчевском. Тем не менее на заседании актива «Прямого действия» Всеволод Янчевский три раза выступил с самоотводом и добился-таки избрания лидером организации третьего лица — студента 4-го курса нархоза Павла Манюка. «Светиться» было ни к чему. К слову, это заседание актива было первым организационным мероприятием «ПД», на котором присутствовали активисты РНЕ.

Следует отметить, что «БДГ» пришлось приложить поистине титанические усилия для того, чтобы достать документы, в которых ныне лидер самой что ни на есть пропрезидентской организации Янчевский значится председателем «Прямого действия». Все бумаги, «уходившие» из организации (в том числе, информационный пакет, направленный в Министерство юстиции), украшала подпись Павла Манюка. Фамилия Янчевского стояла под должностью «председатель» только в документах для внутреннего пользования. Кстати, именно за эту путаницу, молодежная организация получила свое первое официальное предупреждение от Минюста.

Первое время после регистрации «Прямое действие» не проявляло никаких внешних признаков активности. Лидеры организации ждали времени «Ч», которым для них стал республиканский референдум. Пока же в «Прямом действии» шла напряженная внутренняя работа. Работа по материальному обеспечению своей деятельности. Результатом этой работы стало получение «Прямым действием» — т. е. негосударственной молодежной организацией — помещения от Управления делами президента (ул. Мясникова, 39 к. 301), двух служебных автомобилей («Жигули» и «Волга»), оргтехники и иных атрибутов угодной властям организации.

У «Прямого действия» были все шансы превратиться в аналог современного БПСМ — аморфную структуру, члены которой благополучно занимаются улучшением собственных жилищно-бытовых условий, не отвлекаясь на политическую борьбу. Но впереди был референдум, от молодых патриотов требовалась реальная отдача за вложенные в них средства. И отдача последовала: странная и немного пугающая. Здесь-то впервые и проявился тот радикальный экстремизм, который несколько позже стал основной отличительной чертой «Прямого действия». В Минске появились странные молодые люди, распространявшие не менее странные листовки. На всех листовках содержалось изображение Афины Паллады. Для членов «Прямого действия» Афина Паллада была символом праведной, справедливой войны (хотя, строго говоря, в эллинской мифологии Афина является богиней скорее мудрости, нежели войны). Кстати, за использование незарегистрированной символики «Прямое действие» получило второе предупреждение.

Процитируем отрывок из листовки, выпущенной накануне референдума: «… «Прямое действие» не болтает, а действует. Действует круто. Ставит цель — добивается. Возникает преграда — преодолевает. МЕШАЮТ ПРОТИВНИКИ — УНИЧТОЖАЕТ. Потому что «Прямое действие» не различает чины, звания и должности. «Прямое действие» не боится ни продажных чиновников-бюрократов, окопавшихся в государственных кабинетах, ни придурочную оппозицию, питающуюся подачками западных фондов. «Прямое действие» борется и с теми, и с другими… Потому что в «Прямом действии» ПОРЯДОК И ДИСЦИПЛИНА. В этом — мощь «Прямого действия». ЗДЕСЬ МОЛОДЕЖЬ УЧИТСЯ ПОДЧИНЯТЬСЯ И УЧИТСЯ ПРИКАЗЫВАТЬ». Для того чтобы нас в очередной раз не обвинили в инсинуациях, отметим: оригинал листовки хранится в редакции.

По словам анонимного источника из бывшего руководства «Прямого действия», через несколько дней после появления первых листовок начался массовый исход молодежи из этой организации. Неудивительно, ведь даже вузовские преподаватели начали называть активистов «Прямого действия» фашистами. Но самое интересное было впереди.

«С НАМИ БОГ!»

То, что творилось в молодежной среде перед референдумом, иначе как «сюрром» не назовешь. Главная молодежная организация, «вещавшая» от лица президента, ударилась вдруг в откровенный экстремизм. Обусловлено это было прежде всего тем, что в «Прямом действии» состояло довольно много юных национал-большевиков «лимоновского толка». Для некоторых экстремизм был «приколом», но большинство излагало свои взгляды с пугающей серьезностью. Лидером национал-большевистского крыла в «Прямом действии» являлся Владимир Селиванов, — фигура настолько же интересная, насколько и непонятная. Сегодня он — заместитель председателя «Прямого действия». Бритоголовые мальчики, собирающиеся возле филармонии, знают его как солиста радикальной рок-группы «Красные звезды». Я бывал на концертах «Красных звезд» и могу сказать, что политик Селиванов более сильный, чем певец. Собственно музыка «в творческом наследии» его рок-группы занимает последнюю роль. Интерес представляют тексты, каждый из которых — гневный призыв бороться с врагами. Некоторое представление о творчестве лидера «Красных звезд» можно получить по тому факту, что летом этого года он записал собственную версию легендарной песни «И вновь продолжается бой». Причем это творение Пахмутовой и Добронравова было исполнено вполне серьезно. Особой пафосностью отмечены строки, где поется о Ленине и том, какой он молодой.

Накануне референдума Владимир Селиванов выступил в роли продюсера и привез в Минск группу «Гражданская оборона» («ГР.ОБ.»), солист которой Егор Летов прослыл едва ли не самым радикальным российским чернорубашечником. Гастроли проходили под патронажем «Прямого действия». Показательно, что в белорусской столице «Гражданская оборона» играла не в каком-нибудь заштатном ДК, а в концертном зале «Минск». На концерт съехались панки и скинхеды со всей Беларуси. Свое выступление российский гость открыл обращением к молодежи страны, в котором выразил самую горячую поддержку политике первого президента и проагитировал всех «правильно» голосовать на референдуме. Зачем президенту нужна была такая поддержка, непонятно.

Здесь нас можно справедливо упрекнуть в том, что и Летов, и Селиванов — люди творческие и имеют право на некоторую политическую оригинальность. А потому расскажем о более конкретных вещах, в частности — о сотрудничестве «Прямого действия» с Русским национальным единством. Как уже отмечалось, активисты РНЕ присутствовали на многих организационных собраниях «Прямого действия». В этой организации их привлекали, во-первых, близость политической платформы, во-вторых — широкие финансовые и организационные возможности.

Перед референдумом состоялось несколько странных дискотек, на которых молодежь не только развлекалась, но и «политически просвещалась». Показательно, что охраной этих мероприятий занималось именно РНЕ. Впоследствии между РНЕ и лидером «Прямого действия» Всеволодом Янчевским возникло небольшое разногласие: «бэпээсэмовец» отказался заплатить за охрану двух мероприятий. И все же впоследствии это разногласие было забыто, так как «Прямое действие» совместно с русскими фашистами начало реализацию весьма интересного проекта. Речь шла о создании «молодежных оперативных отрядов». После переговоров с представителями администраций районов города Минска было решено подготовить уставы «отрядов» и начать их формирование. Суть проекта заключалась в том, что «отрядам» предоставлялось право осуществлять патрулирование улиц наряду с милицией. Чем-то этот проект напоминал «народную дружину» с одной лишь разницей — в роли дружинников должны были выступать представители РНЕ. «Бумажная» часть проекта была выполнена в срок. Представители районных администраций планировали уже вносить в бюджет на следующий год сметы, связанные с изготовлением униформы для новоявленных «дружинников», когда произошло непредсказуемое — образовался БПСМ. Здесь позволим себе небольшую авторскую ремарку.

Этимология слова «фашизм» неразрывно связана с итальянским термином «фашио». Именно так назывались штурмовые отряды, «охранявшие порядок» на улицах. Впоследствии эти отряды стали основной движущей силой прихода к власти Муссолини. Параллель интересная, не правда ли? Неизвестно, что было бы, если бы благодаря «Прямому действию» РНЕ сформировало свои боевые отряды. По всей видимости, избиением Санникова и Бебенина дело бы не обошлось.

На флягах немецких солдат, участвовавших в боях под Москвой, стоял девиз — «С нами Бог!». Белорусский царь и Бог — Александр Лукашенко — неоднократно поддерживал «Прямое действие». Не совсем понятно, правда, делалось ли это осознанно, или президент действительно не знал, что имеет дело с национал-большевиками. У «БДГ» есть даже документальные подтверждения тому, что Управление делами президента оказывало материальную помощь «Прямому действию».

ПЕРЕЛЕТ ВАЛЬКИРИЙ

После референдума 1996 года необходимость в «Прямом действии» отпала. Большинство его реальных предводителей предпочло «перелететь» из запятнавшей себя связями с фашистами организации под крышу нового и тогда невинного образования — БПСМ. Впоследствии они заявят о том, что никогда не состояли в «Прямом действии» и даже не были знакомы с членами этой радикальной организации. Но факт остается фактом. Редакция обладает документами, свидетельствующими о членстве в «Прямом действии» следующих людей: Всеволод Янчевский (сейчас — первый секретарь БПСМ), Сергей Дорошевич (зам Янчевского по идеологии, вступительное заявление от 23.02.97г.), Юрий Юхнович (сейчас — вед. спец. социально-экономического отдела Госкомитета по делам молодежи, вступительное заявление от 07.04.97г.), Гончаров (сейчас — председатель центральной ревизионной комиссии БПСМ, вступительное заявление от 22.10.96), Юрий Соловьев (ныне — курирует финансы в БПСМ, заявление от 12.11.96г.), Константин Рославцев (член ЦК БПСМ, вступительное заявление от 11.02.97г.). Следует отметить, что все эти люди занимают не последние места в главном молодежном ведомстве страны, которое получает фантастические бюджетные дотации и обладает поистине колоссальным влиянием. Есть над чем задуматься…

«Белорусская деловая газета» от 19.02.1999


Добавить статью в закладки

Comments are closed.