Что означает для «Росатома» отказ от АЭС в Белене?

Впервые после прошлогодней японской аварии «Росатом» потерял зарубежный контракт на строительство АЭС. Избежать дальнейших убытков и ущерба для репутации можно лишь одним способом — ввести запрет на реализацию проектов в зонах с высоким сейсмическим риском, пишет Белона.

Болгария показала атомной энегетике ее место

Болгария неожиданно объявила об отказе от строительства АЭС «Белене». Вместо атомной станции принято решение построить газовую. Причиной этого решения стали дороговизна проекта, его расположение в сейсмоопасной зоне и сомнения по части безопасности. Кстати, сразу после начала ядерной аварии на АЭС «Фукусима» в 2011 году Европейская комиссия заявила, что подвергнет повторному рассмотрению проект болгарско-российской атомной станции, как только для нее будет найден новый инвестор. С тех пор инвесторов не появилось, зато,

похоже, начинают сбываться прогнозы о том, что японская авария приведет к отказу от ряда проектов новых АЭС.
Общая стоимость проекта АЭС «Белене» достигает 10 млрд евро, цитирует агентство Reuters болгарского премьер-министра Бойко Борисова. В связи с тем что такая цена Болгарии не по карману, на протяжении нескольких лет в Европе шел активный поиск инвесторов. И здесь приключилась интереснейшая история, которая сыграла значительную роль в судьбе проекта. Но сначала немного об истории АЭС «Белене».

Стройплощадка атомной станции находится в сейсмоопасной части Северной Болгарии, недалеко от границы с Румынией. Строительство АЭС началось еще в 1985 году, однако вскоре было остановлено после обнародования выводов специального исследования Болгарской академии наук. Ученые заявили, что в районе стройплощадки сохраняется высокий риск новых землетрясений, последнее из которых состоялось в 1977 году и привело к гибели около 120 человек. Вскоре кабинет министров Болгарии принял решение остановить проект. Официальная формулировка: АЭС «небезопасна с технической точки зрения и неэкономична».

Более 10 лет никто не вспоминал об этом проекте, однако в 2004 году в Болгарии вдруг решают возобновить проект. Это становится косвенным следствием вывода из эксплуатации четырех старых реакторов на единственной болгарской АЭС «Козлодуй». Европейский союз признал эти блоки не соответствующими современным нормам безопасности и увязал их закрытие с вступлением Болгарии в ЕС. В 2006 заказ на строительство двух реакторов получили российский «Атомстройэкспорт» (в настойщий момент организация в структуре «Росатома») и франко-германская Areva NP. Планировалось реализовать проект с реакторами типа ВВЭР-1000. Вскоре «Росатом» нанимает европейских консультантов и начинает поиск инвесторов.

Возобновление проекта привело к активизации экологических организаций в разных странах Европы. Вскоре была создана коалиция общественных организаций из 24 стран, которая ставила своей целью информирование частных инвесторов в отношении рисков проекта АЭС «Белене». В течение 2007—2008 гг. экологи провели десятки акций протеста и встреч с представителями различных банков в Европе. Ряд экологических групп, включая российские «Гринпис» и «Экозащиту», также принимали участие в этой кампании. В самой Болгарии против АЭС активно выступали фермеры, хозяйства которых находятся в регионе Белене.

В 2007—2008 гг. под давлением экологических организаций крупнейшие европейские банки отказались от участия в проекте. Международная коалиция экологов смогла добиться негативных решений от таких банков, как Deutsche Bank, Commerzbank, UniCredit, Société Géneral, Citibank, Credit Suisse, BNP Paribas, Hypovereinsbank. Фактически, все банки, в которые обращались строители АЭС «Белене», сочли риски слишком большими.
И вряд ли здесь можно говорить о каком-либо заговоре против «Росатома»: специально для того, чтобы этой проблемы не возникло, в партнеры взяли франко-немецкую Areva NP. На тот момент это было совместное предприятие крупнейших и наиболее авторитетных европейских атомных компаний — Areva и Siemens.

Тем не менее в 2008 году стратегическим инвестором в проекте АЭС «Белене» становится одна из крупнейших европейских компаний в энергетике — немецкая RWE. По условиям соглашения она должна была стать владельцем 49% акций в совместном предприятии по строительству атомной станции. Однако уже осенью 2009 года RWE принимает решение выйти из проекта. В соответствие с официальным заявлением причинами стали финансовый кризис и задержка в реализации проекта: за год так и не была определена финансовая структура проекта. Свою роль здесь также сыграло давление экологических групп из разных стран, к которым присоединились некоторые акционеры компании. Мне довелось принимать участие во встречах акционеров нескольких компаний в Германии, где также выступала один из лидеров болгарского движения против АЭС «Белене» Албена Симеонова, представители таких влиятельных организаций, как Urgewald и Critical Shareholders. Члены совета директоров RWE, в частности, были далеко не в восторге от этих выступлений перед акционерами, да и негативные комментарии прессы вряд ли могли им понравится. Зато это было честное состязание: сначала время получали критики, затем им отвечали защитники АЭС «Белене» среди руководителей компании. Надо сказать, их ответы были не самыми приятными.

Выход из проекта RWE в 2009 году стал красным сигналом для всех потенциальных инвесторов. После этого переговоры велись уже не с инвесторами, а лишь между «Росатомом» и болгарской стороной.
О стоимости проекта, которую Болгария считает завышенной, об ответственности в случае аварии, о сроках реализации проекта. За время существования проекта АЭС «Белене» 15 раз принимались отодвигающие сроки дополнения к основному соглашению. И сейчас «Росатом» заявляет, что готов подождать еще, однако ситуация, по всей видимости, безнадежна. И в госкорпорации, и в Минэнерго смирились с ней еще несколько месяцев назад. Вот что министр энергетики РФ Сергей Шматко рассказал «Интерфаксу» в декабре: «Проект «Белене» стагнирует. Мне об этом жалко говорить, но я в ближайшие месяцы не вижу перспективы для возобновления динамичного переговорного процесса. Я предпочитаю оставаться реалистом. После «Фукусимы» такой проект в Европе, его строительство возможны только при однозначной поддержке правительства Болгарии и консолидированной позиции болгарского общества. Ни того ни другого мы, к сожалению, не наблюдаем».

Вопрос, о котором ни в коем случае нельзя забыть: что будет с оборудованием, которое предполагалось установить на «Белене»? На него уже потрачено около миллиарда долларов. Часть оборудования была отправлена на строительство четвертого блока Калининской АЭС, который в конце прошлого года «запускал» Владимир Путин. Правда, вскоре после запуска блок пришлось экстренно остановить на ремонт.

Что касается самого реактора, то оглашены две версии. Первая, наиболее часто встречающаяся в российских СМИ: новый реактор построят, но не на площадке «Белене», а на АЭС «Козлодуй». Эта версия, по всей видимости, была создана лишь для того, чтобы прикрыть жирное пятно на репутации «Росатома».
Подобное развитие событий представляется почти невероятным: для этого нужно разработать совершенно новый проект, провести всевозможные экспертизы, еще раз столкнуться с сопротивлением общественности. Часть оборудования уже вывезена с Белене. На все про все потребуется лет десять. Вряд ли кому-то захочется столько ждать.

Вторая версия — о ней в сугубо теоретическом виде сказал
Сергей Кириенко во время брифинга 23 марта: неиспользованное оборудование будет отправлено в другую страну, например в Турцию.

Как отреагируют турецкие власти на поставку оборудования, от которого отказались в другой стране? А среди причин называли сомнения в безопасности. Кстати, турецкие власти предпринимали попытки построить АЭС «Аккую» последние 30 лет, однако до сих пор общественное сопротивление было сильнее. Как сложится на этот раз?

Интереснейшая ситуация ведь может сложиться, когда комплект оборудования для АЭС в течение нескольких десятилетий после изготовления так и не найдет себе применения в нескольких странах.
Провал проекта в Белене предрекали неоднократно, но «Росатом» и слышать ничего не хотел: слишком велик был соблазн построить первую АЭС по российскому проекту на территории Европейского союза. После того как началась авария на «Фукусиме», стало предельно ясно, что далеко не все атомные проекты, находящиеся в стадии планирования или даже реализации, выживут. Несмотря на заявления главы «Росатома» Сергея Кириенко о том, что рост атомной энергетики сохранится и после «Фукусимы», начинают сбываться худшие прогнозы. Прошлой весной немало говорилось о том, что у проектов АЭС в сейсмоопасных зонах могут появиться серьезные трудности. Наиболее вероятными проблемными точками называли «Белене» в Болгарии, «Аккую» в Турции, возможный проект в Армении. И. как бы громко «Росатом» ни убеждал партнеров в устойчивости своих ВВЭРов к землетрясениям, пример «Фукусимы» все равно громче.

Избежать убытков и ущерба для репутации сейчас можно лишь одним способом — ввести запрет на реализацию проектов АЭС в зонах с высоким сейсмическим риском. Те проекты, которые уже реализуются, необходимо остановить. Не дожидаясь, пока под воздействием разных факторов ситуация с «Белене» повторится в других странах. Шансы такого развития событий серьезно выросли.

Источник Мирный атом


Добавить статью в закладки

Comments are closed.