Фукусима: споры и уроки

На японской АЭС «Фукусима Дайичи» продолжаются или авария, или её ликвидация. А регуляторы развитых ядерных стран спорят друг с другом — настала или нет пора извлекать уроки из японских событий?
Разница в терминах
На АЭС «Фукусима Дайичи» проходит ликвидация последствий аварии. Или продолжается собственно авария.
«О ЛПА не может быть и речи, ведь выбросы не прекращены. Следовательно, это всё ещё авария», — утверждают одни. «Объёмы выбросов незначительны по сравнению с серединой марта, а блоки близки к стабилизации. Это не авария, а ликвидация её последствий», — парируют другие.
Спор о терминах влияет на спор об уроках Фукусимы. Авария не окончена, то, что случилось на станции, до конца не понятно, и делать выводы рано, говорят первые. Медлить нельзя, нужно пересматривать проекты и предлагать компенсирующие меры, отвечают вторые.

Не сошлись по поводу ни одного места из атомного писания

В числе тех, кто отстаивает точку зрения об изучении фукусимского опыта как длительного процесса — Андре-Клод Лякост, главный атомный регулятор Франции. Надзорный орган ведущей европейской атомной страны раз за разом подтверждает свою высокую профессиональную квалификацию, и к мнению французских атомных полицейских прислушиваются во всём мире.
Лякост напоминает о том, как проходил анализ аварии на TMI-2, затянувшийся на несколько лет. А брюссельские еврократы выражают публичное недоумение в связи с поспешным проведением в некоторых странах так называемых пост-фукусимских проверок безопасности АЭС.
Впрочем, Лякост уверен — в поспешных проверках нет вреда, так как они носят предварительный характер. Пройдёт время, и на всех АЭС в мире будут выполнены масштабные стресс-тесты, учитывающие все детали фукусимских событий.
Важные выводы о простых вещах
На противоположном от французов полюсе оказались англичане. Глава регуляторов Великобритании Майк Вейтман — именно он руководил миссией МАГАТЭ, собиравшей данные для отчёта атомного агентства об аварии — отстаивает точку зрения, что уроки Фукусимы должны быть приняты во внимание как можно скорее.
Вейтман не скрывает, что у него есть оппоненты, задающиеся вопросом — как это возможно сделать на практике. Тем не менее, он полагает, что уроки Фукусимы следует извлекать и внедрять в практику работы отрасли уже сегодня.
Полная картина аварии пока неизвестна. Но той информации, что удалось собрать, достаточно для «важных выводов о простых вещах», говорит Вейтман.
Среди таких выводов — мысль о том, что к численным значениям вероятностей тяжёлых аварий следует относиться с осторожностью. Заявленные для проектов BWR величины более не подтверждаются практикой. Три потерянные на Фукусиме зоны испортили кипящим реакторам всю статистику.
При анализе реакторных проектов нужно опираться на детерминистские подходы, уделять внимание пределам безопасной эксплуатации и мерам, заложенным в проектах для борьбы и управления тяжёлыми авариями, считает Вейтман. Ему предстоит заняться этим на практике при сертификации AP-1000 и EPR.
Другой вывод — аварии могут происходить. Разработчики реакторов должны правильно и обоснованно выбирать проектные пределы, но в то же время думать над готовностью их установок к тяжёлым авариям. Вывод, казавшийся естественным для многих, но, как показала практика, не для всех.
Поддержание готовности к авариям ложится, в первую очередь, на эксплуатирующие организации. Однако государства и независимые регуляторы не могут отсиживаться в стороне. Их роли должны быть чётко определены и прописаны. Они должны понимать, что от них потребуется и за что они несут полную или частичную ответственность.
В отношениях с общественностью требуется «культурный сдвиг». Отрасль должна быть транспарентной в своей деятельности и не должна пытаться образовывать население. Наша задача — давать людям факты и предоставлять им самим делать умозаключения, полагает Вейтман.
Самый главный из важных выводов о простом — необходимости в новых международных конвенциях по ядерной безопасности нет, потому что их обсуждение и принятие растянется на долгие годы. Вместо этого, посредством международных подходов к проверке безопасности АЭС нужно укрепить позиции независимых регуляторов.
Было бы странно, если бы Вейтман думал по-другому. В конце концов, он и есть независимый регулятор Великобритании.
Источник Мирный атом


Добавить статью в закладки

Comments are closed.