Работники на АЭС Фукусима Даичи подвергаются радиационному облучению в то время как энергетическая компания и власти скрывают реальный уровень опасности

Токийская энергетическая компания (TEPCO) признала, что сотрудница АЭС Фукусима Даичи подверглась сильному воздействию радиации, сообщает Беллона. Это уже второй случай, когда рабочие получают дозу радиации, намного превышающую установленную норму.

Япония продолжает использовать камикадзе

Япония продолжает использовать камикадзе

Новый случай получения дозы радиоактивного облучения, превышающей предельно допустимую, явился важным свидетельством того, что государственные органы, ответственные за ядерное регулирование, и правительство Японии скрывали дефекты на АЭС Фукусима, которые, по словам экспертов, заявили бы о себе и без разрушительного землетрясения и цунами, произошедших 11 марта и выведших из строя систему охлаждения станции.

По данным the Japan Times, энергетическая компания утверждает, что женщина, получившая дозу радиации равную 7.49 миллизивертам, пока не жаловалась на проблемы со здоровьем и прошла медицинский осмотр.

Ядерное топливо в первом реакторе продолжает расплавляться, несмотря на попытки его охлаждения путём подачи 6 тонн воды каждый час. По ообщению Блумберг, уровень радиации, высвобождающейся из реактора за неделю, в мае достиг самого высокого значения с момента катастрофы и превышает сейчас в четыре раза максимально допустимую для японских работников ядерной сферы дозу радиации.

Недавно японский телеканал NHK заявил, что переполненный бассейн отработавшего ядерного топлива в четвертом блоке АЭС, возможно, также сильно разрушен, а спасательные работы по охлаждению неэффективны. Этот бассейн содержит больше отработавшего ядерного топлива, чем все остальные бассейны комплекса — более 1500 ядерных стержней.

Что еще ухудшает ситуацию, по словам NHK, так это тяжесть 200 тонн воды, вылитых в бассейн, которая представляет опасность для структурной целостности бассейна и защитной оболочки реактора.

Выброс радиации

Установленная законом Японии предельная доза радиации для работающих на атомных электростанциях составляет 100 миллизивертов за пять лет и 50 миллизиветов в год. Предельная доза для женщин-сотрудников регулируется более строго и составляет 5 миллизивертов за трех месячный период, что является страхованием на случай возможной беременности.

Сорокалетняя сотрудница, о которой идет речь, как было установлено, пострадала в большей степени от внутреннего, нежели от внешнего облучения, доза которого составила 6.71 миллизивертов.

По словам TEPCO, она оказывала помощь пострадавшим рабочим в здании, которое используется как оперативный центр.

TEPCO утверждает, что женщина могла вдохнуть частички радиоактивных веществ, попавшие на одежду других рабочих на ранней стадии аварии, когда большинство персонала в здании не носили маски. Женщина покинула станцию 15 марта.

Впоследствии было ещё одно сообщение, что рабочая получила дозу радиации, намного превышающую норму, установленную для женщин.

Как сообщает the Japan Times, эта женщина получила 17.55 миллизивертов радиации до 23 марта, дня, когда женщины-сотрудники были эвакуированы со станции.

Также по словам TЕРСО, было установлено, что двое из четырех сотрудниц, которые не работали непосредственно в реакторной зоне станции, получили дозу внутренней радиации составившую 2.59 и 2.81 миллизивертов, соответственно.

Установленная законом Японии норма радиации для населения составляет 1 миллизиверт в год, исключая облучения, полученные при медицинских процедурах. Как сообщает, the Japan Times общее количество радиации, полученное двумя сотрудниками, которые также работали во временном оперативном центре в момент начала аварии и оставались там до 23 марта, составило 3.37 и 3.42 миллизивертов, соответственно.

Помимо этого двое рабочих, прокладывавшие кабель на станции, были госпитализированы с ожогами от альфа-излучения, после того как наступили в лужи с высокорадиоактивной водой, о которых они не были предупреждены. Доза радиации, которую они получили, составила около 250 миллизивертов.

Министерством здравоохранения, труда и благосостояния индивидуальная допустимая доза радиации установлена на уровне в 100 миллизивертов в год в чрезвычайных ситуациях. Но допустимый уровень был в одностороннем порядке повышен до 250 миллизивертов 15 марта в попытке удержать достаточное количество персонала для преодоления аварии на станции.

Поскольку дозы радиации, получаемые рабочими, достигают предельно допустимые (около 100 миллизивертов), и субподрядчики TEPCO отказываются подвергать опасности своих сотрудников, энергетическая компания пытается нанять на работу добровольцев с высокой оплатой, чтобы выполнить минимальный план по ликвидации аварии, подвергая при этом работников кратковременному воздействию радиации.

Как сообщает информационное агентство France Presse, в рамках данного проекта TEPCO планирует нанять 1 000 — 3 000 человек для борьбы с аварией, чтобы уменьшить количество радиации, получаемой лично каждым.

Как заявили в United Press International, цитируя Kyodo, TEPCO утверждает, что к концу марта в общей сложности 21 рабочий получил дозу радиации более чем в 100 миллизивертов. Как сообщает AFP, TEPCO также объявили о планах строительства новой стены в два метра (шесть футов) высотой и 500 метров длиной, сделанной из камней и проволочной сетки, для обеспечения лучшей защиты от землетрясений и цунами. Однако эксперты утверждают, что стена в том в месте, куда пришелся удар стихии 11 марта, должна была бы быть намного выше.

Скрывалось многое

Это еще не всё, что скрывалось вокруг АЭС Фукусима Даичи, и что обнаружилось в последнее время. Кеи Сугаока, японско-американский ядерный инспектор, который выполнял работу для General Electric на Фукусиме, обнародовал данные о существующем сговоре между атомной энергетической компанией Японии, регулирующими государственными органами и политическими деятелями.

В 2000 году Сугаока сообщил главному атомному государственному регулирующему органу Японии о треснувшей паровой сушилке. Похоже, что данная информация скрывалась. Если бы она получила огласку, TEPCO вынуждена была бы начать дорогостоящий ремонт, который не был запланирован.

После того, как чиновники занесли имя Сугаока в «черный список», государственные регулирующие органы выдали TEPCO разрешение использовать своих собственных рабочих для осмотра и проверки реакторов Фукусима Daiichi.

Регулирующие органы тогда позволили компании продолжить управлять своими реакторами в течение следующих двух лет даже, несмотря на то, что, как показало в конечном итоге исследование, ее руководство фактически скрыло и другие, куда более серьёзные проблемы, включая трещины в защитной оболочке реактора.

В течение нескольких недель бывший японский правительственный чиновник, так же как и западные эксперты, утверждал, что непоследовательная политика и несовершенное законодательство сыграли главную роль в несчастном случае — низкие дамбы не смогли защитить станцию от цунами, резервные дизельные генераторы, которые приводят систему охлаждения реакторов в действие, были расположны на уровне земли, что сделало их уязвимыми при наводнении.

10-летнее продление срока действия самого старого из реакторов Даичи показывает, что система управления атомными станциями была ушла на второй план, в то время как политики, чиновники и промышленное руководство были сосредоточены на расширении использования ядерной энергии. Действительно, регулирующие органы, которые указывали на трещины в дизельных генераторах, делавших их особенно уязвимыми для морской воды, остались без внимания.

Тем не менее, регулирующие органы одобрили продление срока действия реактора в пределах 40-летнего эксплуатационного периода только за несколько недель до цунами, несмотря на предупреждения о его небезопасности. TEPCO была не в состоянии выполнить надлежащие осмотры аварийоного оборудования. Никакой дизель не был в состоянии охладить реакторы после удара цунами, поскольку генераторы, очевидно, были затоплены.

Умеренные санкции за прошлые нарушения безопасности укрепили веру в то, что главные игроки ядерной энергетики больше интересуются защитой своих интересов, чем усилением безопасности. В 2002, после того, как сокрытия TEPCO наконец стали достоянием общественности, ее председатель и президент покинули посты, но практически сразу получили консультативные должности в компании.

После временного закрытия и ремонта на Фукусиме Даичи, TEPCO продолжала управлять станцией.

«Деревня атомной энергии»

В одном из нескольких отчетов, появившихся в западных СМИ о связях между ядерной энергетикой и правительственными чиновниками, Нью-Йорк Таймс сообщил, что сговор и взаимное «подхалимство» обычно называют в Японии «деревней атомной энергии».

Бывший японский правительственный чиновник, который дал интервью для сайта BELLONA после аварии, сказал, что термин точен в использовании и отражает непрозрачные, коррупционные интересы руководства распространить использование ядерной энергетики, несмотря на возможные проблемы безопасности.

Как сообщил бывший правительственный чиновник, на Фукусиме Даичи и других АЭС проблемы безопасности возникают по одной и той же причине: агентство по атомному контролю является членом «деревни атомной энергии».

Несмотря на то, что японская Служба Ядерной Безопасности (NISA) является контролирующим органом, она входит в состав Министерства торговли, экономики и промышленности — органа, продвигающего использование атомной энергии. Во время долгой карьеры одни и те же чиновники часто перемещаются между основным министерством и службой ядерной безопасности.

Источник Мирный атом


Добавить статью в закладки

Comments are closed.